В 1547 году в Лондоне открылась первая психиатрическая клиника – Бетлемская королевская больница. Сокращенное название Бедлам надолго стало синонимом сумасшедшего дома, а позже – словом для обозначения неразберихи и беспорядка.
Заведение было небольшим, всего 12 «больничных палат», и предполагалось для бедных и хворых. Идея безусловно благородная. Но только здание почему-то возвели прямо над выгребной ямой... Сюда монахи стали брать на попечение людей, страдающих психическими расстройствами. Госпиталь существовал на подаяния: добрые люди жертвовали еду, одежду и другие нужные вещи, а сотрудники заведения все это продавали ( в т.ч. пациентам) или потребляли сами. Иными словами, администрация уделяла минимум, извлекая максимум личной выгоды. Во время посещения комиссии, было выявлено, что в госпитале царит абсолютная антисанитария, а больные находятся на грани голодной смерти. Примерно к этому времени слово «бедлам» стали широко использовать в значении хаос.
Обратимся теперь к лечению. Основными способами исцеления были кровопускание, а равно различного рода слабительные и рвотные средства. Имелись и специализированные методы, например, «ротационная терапия» : больного сажали на стул, привязанный веревками к потолку, и раскурчивали. Узники Бедлама были вынуждены вертеться по нескольку часов со скоростью под сто оборотов в минуту, отчего их мучительно рвало, что считалось крайне полезным для восстановления душевного здоровья.

Более того, классификации болезней не существовало. И сумасшествием считали любые отклонения от нормы, в т. ч. затруднения при обучении и эпилепсию. Поэтому совершенно нормальные люди содержались в одном помещении с больными шизофренией и паранойей, не говоря о том, что всех лечили под одну гребенку. Такие вот были времена.

Закончить зарисовку хочется высказыванием Джонатана Свифта: «Где же набирать политиков, как не в Бедламе. Ведь пациенты вряд ли безумнее, чем люди, стоящие у власти».